Рождественское чудо Клэр: Глава 4

“Мой дорогой друг!

Позвольте мне так вас называть, потому что за прошлую неделю вы стали настоящим другом такому уставшему и разбитому, но не сломленному духом старику. Я полюбил вас, как дочь, которой у меня никогда не было, и решил оставить вам подарок к Рождеству, который непременно оставил бы дочери будь она таким же талантливым художником, как вы мое дитя. У меня есть сын, но наши отношения давно уже не ладятся, поэтом я не удивлюсь, если с моим уходом он захочет продать ту мастерскую, что вы видели два дня назад. Мое решение - оставить галерею вам. Распоряжайтесь ею, как вам подскажет сердце, потому что сердце никогда не обманет. Это письмо может быть официальным подтверждением того, что я передаю вам все права на картины, помещение, и на террасу, которая есть часть студии. Не предавайте свои мечты, дорогая. Пусть хранит вас Бог!

Клод Ж.”    

Клэр еще раз перечитала письмо, спрятала в кармане приглашающий к нему ключ, не зная радоваться ей или плакать. Она чувствовала смятение, недоверие, и еще тот букет чувств, которые я не берусь описывать, но которые несомненно испытывал каждый из нас стоя на пороге каких-то великих перемен.Она не знала куда ей бежать, продолжать ли искать художника или пойти в галерею, чтобы просто увидеть реакцию ректора, когда он увидит столь драгоценное письмо. Судя по тому, что написал художник он не хотел быть найденным. Судя по намерениям ректора, студия могла уйти к новому владельцу в очень скорое время. Разрываясь между двумя действиями, Клэр решила заглянуть в мастерскую, которая странным и чудесным образом теперь принадлежала ей, и удостоверится, что ректор не выполнит задуманное, а после отправиться искать художника. Она не могла позволить ему умереть одному, без близких людей держащих его за руку. Быстрым шагом, борясь с поднимающимся ветром она зашагала в центр, где архитектура 20-х годов ловко переплеталась со зданиями современного бизнес-центра. Клэр в своем буйном, как море, воображении уже рисовала картины списанные с этих улиц по которым она не шла, а летела. Происходящее вдруг стало доходить до ее, несколько ошарашенного подарком мозга. Теперь она владелица студии, в которой все ее мечты непременно сбудутся, и не важно, совсем не важно, какие трудности ее ожидают. Она распахнула старую дверь с резьбой, поднялась по лестнице на последний этаж, достала ключ из кармана, и с трепетом открыла дверь. Солнечный свет растекался по комнате золотым и тягучим яблочным соком, а пыль корицей так же переплеталась с воздухом и лучами, как в тот день, когда Клэр увидела студию впервые. Свет ложился на старые банки с краской, на кисти, мольберты, недописанные картины, которые ей еще предстояло дописать. Она стояла завороженная этим зрелищем, и не слышала как в комнату кто-то вошел.

- Что вам здесь нужно?!

Высокий, надменный, и громкий голос прервал ее размышления, Клэр обернулась, и встретилась взглядом с ректором. На нее смотрело равнодушное лицо, какое бывает у коммерсантов или просто у уставших от жизни людей. 

- А-а…моя старая студентка. Я выставил вас из академии, но вы пошли своим путем, каким-то образом прокрались в студию, которая теперь по праву принадлежит мне, и решили доказать, что вы - художник? 

Его надменный, насмешливый и несколько разозленный тон поднял в сердце Клэр целую бурю чувств, но она спокойно, прямо глядя ему в глаза ответила:

- При всем уважении…вы не знаете о чем говорите. Эта студия, эта прекрасная студия, достоинства которой вы не оценили, точно также, как вы не ценили своего отца, теперь принадлежит мне. Да! Именно мне. И, у меня есть письмо которое доказывает, что ваш отец подарил мне эту мастерскую. Я честно не понимаю, чем я ее заслужила, но уверяю вас - вы не получите ни кисточки! 

Голос Клэр слегка сорвался, и она замолчала. Ректор смотрел на нее с расширяющимися от удивления и злости глазами. 

- Ты…мелкая, дрянная девчонка! Покажи мне это письмо!

- Чтобы вы его порвали? Думаете, я глупа? Я могу вам его показать, но повторяю, у вас ничего не выйдет. Просто по хорошему оставьте эту студию в покое. 

- Я вернусь с адвокатом! 

Ректор в ярости хлопнул дверью. Клэр вздохнула. Потом выдохнула. Выдохнула опять. И, поняла, что начинается новая глава в ее жизни. Она не знала, вернется ли ректор с адвокатом, не знала стоит ли начать продавать картины художника и ее собственные. Все еще не была уверенна в своем таланте, знала лишь, что сделает все, чтобы быть достойной такого рождественского подарка. Она медленно бродила по студии. Трогала стены. Гладила кисточки. Одну за другой поднимала и опять опускала на пол картины. Она знакомилась со студией, а потом взяла мольберт на котором стояла незаконченная картина нарядного лета в лесу, и вынесла его на террасу. Вернулась за кистями, и красками. Она ходила словно во сне, не до конца понимая, что она делала. Легкий мороз заставил ее вздрогнуть, но она не обратила на это внимание. Клэр сняла с картины покрывало, обмакнула кисть, и коснулась холст зеленой краской. Солнце золотило ее темные волосы, красную шапку, городские улицы. Снег летал в воздухе и искрился отражаясь в ее глазах, но Клэр уже ничего не замечала. Она - рисовала лето.

Природа_Канады.JPG