У устья.

А, буквы, тоже бывают добрые, и не очень. Вот, из самых добрых букв, щедро приправленных чудом, и пишутся истории, как эта.

***

Даша сняла шляпу, вытерла ладонью взмокший лоб, и стала пробираться через кусты, к реке. 

"Где - то здесь," бормотала она. 

"Где - то там," в ответ перекатом, волны. 

Где - то там, у устья реки, должно было быть что то, без чего дальнейшая жизнь просто не имела бы смысла. 

"Джек!" Окликнула она, подросшего щенка лабрадора. 

Джек... Ну, что за имя ты выбрала собаке? Мысли, роем жужжащих ос, вились над светлой шевелюрой. 

"Хватит, за всё себя винить, родная," шелестели листья, отгоняя надоедливых ос. 

Пес, с восторгом засунул коричневый нос в барсучью нору, и принялся усиленно вызывать обитателей на дуэль, игру... Да, кто его там разберёт? 

"Джек!!!"

Даша поднялась с травы, убрала блокнот в рюкзак. Щенок заворчал, но послушал, и милосердие в тот день явилось барсукам. 

"Мы, примерно здесь," ткнула она пальцем в карту. Джек, для убедительности ткнул туда же мокрым носом, испачканным землей. Пейзаж, за кустами, открывался превосходный. Солнце, садилось за холмы на противоположном берегу реки, игра лучей, на воде представляла собой некое подобие входа, в страну чудес. Стоял тёплый июльский вечер, такой, в который радуешься жизни без причины. 

Даша подняла глаза к небу, окрашенному во всевозможные оттенки розового, и лилового цветов. 

"Не суди меня строго, дружище." Собачью шею, крепко обняли две худые загорелые руки. Мечты родились вперед, а затем, и она следом. 

И, куда тебя эти мечты привели? Осы вернулись. 

Оставила ему записку: "У устья" и, сбежала. А зачем? На этот раз, даже листья молчали. Проверить хотела, пожалуй. Или потому что, никогда не доводила дело до победного, а разворачивалась в противоположную сторону, на самом финише. 

"Вы, просто трус, товарищ Даша!" Вслух. 

Осы, радостно закивали: У тебя завтра свадьба. Жужжание мыслей не прекращалось. На глаза, навернулись бусины кристальных слёз. "Если я увижу его у устья, значит, он - тот, а если нет, мне не нужен этот путь без души, и сердца," обращаясь то ли к собаке, то ли к небу, то ли к самой себе. 

"Он прийдет," снова, зашелестели листья. "Обязательно, слышишь?"

Дорога, пошла в гору. Солнце почти село, и стали зажигаться первые звёзды. Ловко, перепрыгивая с камня на камень, Даша вспомнила; с такого же холма неслась их машина, к неминуемому, как ей казалось, исходу.

Во всём ты виновата! Осы, уже начали строить гнездо на её голове. Разве что, можно было снять шляпу, и стряхнуть их. 

"Виновата... Лето, поганое, получилось. Хотела угодить всем, а в итоге здесь, на краю света." 

Несколько дней, она мучила его тишиной, не давая ясного ответа про замужество. Бродила по городу, скупала туфли, и объедалась мороженым. Только за день, до её тщательно спланированного побега, он психанул, как только может психануть уставший мужчина, и потребовал ответ. Она, психанула в два раза сильнее, как это умеет только женщина, заставила его почувствовать себя виноватым, и сбежала. 

Погруженная на дно воспоминаний, Даша запнулась от неожиданности, когда Джек поднял лай. На вершине холма, окутанный в розовые, тёплые одеяла облаков, виднелся силуэт. Силуэт, который она бы узнала из миллионов. Стоял, засунув руки в карманы, и смотрел на реку. 

"Пришёл..."

Осам, нечего было возразить. 

Даша, прижалась губами к его плечу. Пусть, она и вольная сердцем, но есть тот, кому это сердце наконец то, принадлежит.