Утренняя история #1. Из серии “О жильцах дома на Smith Street.”

Про утро, то самое, размеренное и тихое, когда смакуешь каждый кусочек теплого круасана. Как бы банально это не звучало, но я считаю, что нет лучшего вкусового сочетания, в субботнее утро, чем горячий кофе и свежая выпечка.
Так вот к самой истории…
“Живет Мари в доме отельного типа, а это значит, такой дом, где по утрам в лифте, можно встретить пожилого господина в пижаме, со свежей газетой подмышкой и кружкой. Он направляется в lobby (уж простите мой русский)  чтобы сделать кофе и сесть у окна, просматривая заголовки.
Можно встретить студентов из Китая, в забавных круглых очках, и семьи с маленькими детьми, которые спускаются вниз на завтрак.
Вид из окна номера, на пятнадцатом этаже, где живет Мари, открывается потрясающий. У нее есть комнатное растение по имени Аркадий, и работа которую она любит.
Не любит она просыпаться в шесть утра, и именно поэтому, субботнее утро, когда зимнее солнце уже давно встало, и ласково щекочет лицо, ее любимое время недели.
В один из таких субботних дней, когда круассан был съеден и запит горячим кофе, не забывайте это самое прекрасное сочетание, Мари спустилась в lobby чтобы почитать у камина. За окном стоял такой мороз, что было совершено бессмысленно пытаться воплотить все планы за прeделами дома. Разумеется, ее это совершенно не радовало. И в таком, немного разочарованном настроении, она поправила светлые волосы и опустилась в кресло.
Мы оставим ее за чтением дорогой читатель, и заглянем в лифт, где зажав подмышкой газету, спускается вниз, тот самый джентльмен о котором было упомянуто выше, в пижаме синего цвета и теплом халате; cедые волосы и спокойные черты лица выдавали аристократическое происхождение.Он сделал себе кофе и опустился в кресло рядом с Мари.
Девушка бросила недовольный взгляд из под книги, посколько натурой она была недоверчивой, и не любила когда кто то или что-то ее прерывало.
Мужчина приветливо улыбнулся и занялся своей газетой.
Что то, в его внешности заинтересовало нашу героиню, и она уже с любопытством, а не с недовольством стала разглядывать соседа. Благородная внешность старика, так напомнила ей дедушку, который умер когда ей было двенадцать, что ей немедленно захотелось поговорить с этим человеком. 
Пожилой господин заметил, что за ним наблюдают и спросил, с сильным европейским акцентом: “Что читаете mademoiselle?”
Мари конечно же, попыталась скрыть смущение, но заметила, что не смотря на возраст глаза старика смеются, как у ребенка, и ей показалось, что она знала его всю жизнь.
“Ремарк. Жизнь взаймы.” 
“Это прекрасная книга,” задумчиво произнес мужчина, “Cловно о моей жизни написанно. Я также, полюбил смертельно больную девушку, и женился. Она умерла через семь месяцев… Но каких месяцев!”
“Позвольте, я покажу вам фото. Это моя дочь.” Фотография, извлеченная из нагрудного кармана пижамы, изображала молодую девушку, лет двадцати, с темными волосами и тем же благородным взглядом что у отца.
“Ей сейчас сорок лет. Она живет во Франции с мужем, и тремя детьми.”
С того самого момента, Мари затаив дыхание, с распахнутыми от восторга глазами, слушала историю о короткой, но сильной любви, берегах Сены, и трудностях послевоенного периода.
Старый джентльмен был таким умелым рассказчиком, который провел ее воображение, через Монмартр до самой Триумфальной Арки. Все то, что она читала у Ремарка, словно ожило в рассказе старика.
Нужен ли был ему слушатель или он просто увидел неподдельный интерес в глазах девушки, с таким французским именем? Это не важно, потому что в то утро, Мари больше не жалела о несостоявшихся планах.”
В этом месте, я их пожалуй оставлю; сделаю себе еще один кофе и продолжу наблюдать. Bедь столько нерасказанных историй, скрывается за утренними газетами, пока мы просто пьем кофе.