Рождественское чудо Клэр: Глава 2

В какой-то момент в ее жизнь врывались вьюги, разрушающее все то, над чем она так усердно работала. А потом, в еще более прекрасный момент Клэр просто привыкла к эти вьюгам и уже ждала их, скептически усмехаясь если они долго не появлялись. Поэтому она не слишком удивилась, когда секретарь ректора вызвала ее, как раньше говорили “на ковер”. Бесконечные стычки с преподавателями превзошли все границы, и ректор медленно произнес: “Я все понимаю мисс.” Начал ректор, стараясь показать, что ему не все равно. “Ваши оценки оставляют желать лучшего. Я не говорю, что у вас нет таланта и способностей к художественной деятельности… Просто поверьте мне, как профессионалу, вам лучше попробовать себя в чем-то другом. Я вынужден попросить вас взять академический отпуск, во время которого вы сможете наверстать упущенное, позаниматься отдельно, потому что на данный момент, мне жаль, но вы не соответствуете стандартам класса.” 

Клэр остолбенела. Нет, она знала, что не все так хорошо с ее успеваемостью, но быть в самом конце класса! Голос ректора то нарастал, то затихал, но до Клэр лишь доносились обрывки фраз. 

“Извините”. Пулей. На самом деле на еле гнущихся ногах она вышла из кабинета. Последним, что она помнила, была огромная люстра, с завитками, позолотой и цепями, над столом ректора. Помнила, потому что подумала о том, как хорошо было бы, если бы люстра грохнулась на достопочтенного доктора художественных наук. Подумала, одернула себя, потому что на деле она совсем этого не желала. 

***

 Воспоминания двухнедельной давности нахлынули, и внушили еще больше уверенности, что рисунки, скетчи, наброски нужно порвать, и несомненно попробовать что-то новое, как любезно предложил ректор. Порвать, развеять над просыпающемся городом, и спустится в новую жизнь. Клэр глубоко вдохнула прохладный воздух, и закрыла глаза, на мгновение, возвращая себе решимость. В центре зажигались елки, украшенные здания радовали глаз, пошел снег. Снег усиливался, медленно засыпая крышу, разбросанные рисунки, и красную вязанную шапку Клэр, надетую на темные волосы. 

“Очень достойно”, неожиданно прозвучал голос позади.

Клэр вздрогнула, и резко обернулась. Через круглые, старомодные очки на нее опять смотрели смеющиеся глаза уже старого знакомого в том же черном, длинном пальто.

- Простите, я вас напугал?

- Все нормально.

- Что вы собирались сделать с рисунками, если не секрет?

Ваше ли это дело?

- Ничего особенного. Просто решила оставить их в прошлом.

- Они чудесны. Я вам, как профессионал говорю.

- Хм…значит вы не профессионал, потому что мой ректор думает иначе.

В сердце поднималась буря. Кто он такой чтобы рассуждать о ее таланте, и о ее решении?

- Вы собирались порвать свои наброски?

Клэр кивнула.

- Мое имя Клод.

- Как Моне? 

Что-то его внешности и имени, внезапно развеселило Клэр.

- Почти. Видите ли, мои родители верили в силу искусства и творчества, которое исходит из сердца человека, а также видели во мне художника даже тогда, когда я как и вы стоял на крыше, и хотел покончить с искусством, чтобы заняться чем-то более реальным, как мне тогда казалось. Однако, благодаря своей семье, я понял одну важную вещь - нельзя, нельзя предавать мечту! Как бы громко это не звучало, нельзя отказываться от того, что имеет огромное значение в твоей жизни. Зубами рвать землю, но пережить этот период, когда кажется, что ничего не выйдет. 

Глаза старого художника горели. Снег усиливался, город просыпался. Он поплотнее запахнул пальто, стряхнул снежинки с короткой седой бороды, и продолжил:

- Я хочу вам что-то показать. Позволите? Это совсем не далеко, в двух кварталах отсюда.

- Хорошо. Кстати…я - Клэр.

- Очень приятно.

Рождественская_История.JPG

Клэр вдруг заметила, как преобразился город, засыпанный пушистым снегом, горящий лучами восходящего солнца. Кто-то налетел на нее, пока они шли по заснеженным улицам, но она не обратила внимание. Падающий снег, и этот странный человек странным успокаивающим образом действовали на Клэр. 

- Мы пришли.

- Всегда мечтала жить в таком историческом здании. Что меня привлекает в них, так это высокие потолки. 

- Это здание было построено еще в 20-х годах. Я прожил тут большую часть жизни, но так и не смог уехать. Я думаю, что каждый хоть раз, но находит тот город, дом, место, с которым чувствует неразрывную связь, и неважно как далеко, и как надолго ты уезжаешь, в любом случае рано или поздно вернешься в то, особенное место. 

- Согласна. 

- Пойдемте, нам на самый последний этаж.

Старик стал искать ключ в бездонных карманах пальто, и на секунду у Клэр замерло сердце, потому что все самые страшных варианты того, каким маньяком может оказаться этот старик, пришли ей в голову. Что же делать??? Паника нарастала, но в этот момент Клод распахнул дверь, которая на фоне старых стен выглядела удивительно новой, волна света ударила ей в глаза, и все мысли о маньяке показались глупыми и необоснованными. 

Клэр шагнула через порог, и ахнула. Огромная студия занимала весь этаж. Разбросанные по полкам кисти, капли краски на полу, накрытые незаконченные картины у стен и на мольбертах, расположились в разных углах комнаты. В такие моменты в фильме звучит тихая музыка, которая нарастает, и непременно в мажоре. Музыка заставляет поверить в наступающее тихими шагами чудо, которое вероятно скрывается за одной из картин. Лучи солнца золотили студию. А потоки пыли танцевали в их замысловатом танце. Пыль… Это то, что Клэр заметила в последнюю очередь. 

- Судя по пыли, вы давно тут не были.

- Я давно не пользовался этими кистями. Думаю мое время подходит к концу. Но, ты не права, я бываю здесь часто. Даже слишком часто.

- Можно посмотреть?

Клэр указала на упакованные картины у окна.

- Пожалуйста. Скажи, что ты о них думаешь.

Девушка бережно сняла тонкую белую бумагу с первой картины, и тихонько вздохнула. Несмотря на то, что картина была незакончена, изображенный широкими мазками лес заставил ее улыбнуться, почувствовать поток свежего воздуха, и словно услышать пение птиц в летний день. 

- Это прекрасно. Почему вы ее не закончили? 

- Потому что еще не время. 

Старик загадочно улыбался. Клэр продолжила распаковывать картины. Одна за другой, каждая была по своему хороша, и каждая была…не закончена. Удивленная, озадаченная Клэр выпила предложенный чай, и покинула студию, пообещав художнику, что не станет рвать свои эскизы. Пока...