Рождественское чудо Клэр: Глава 1

Я сижу на высоком барном стуле, подтянув под себя ноги, потягиваю чай из большой, даже огромной кружки с надписью "Good Morning Beautiful", и пишу. Что пишу? Хотя нет, погодите, я вам еще про погоду не рассказала. Холодно. Очень холодно и слишком рано пришел этот холод в этом году. Как-то сыро, немного снега, который давно превратился в серые кучи по сторонам тротуаров. В моей любимой части города все заняты. Носятся, расплескивая кофе. Носятся хипстеры в круглых очках. Носятся бизнесмены в костюмах из шерсти…наверняка поэтому им не так холодно. В начале года я имею привычку составлять примерный план на наступающий год. А в план, входила книга. Большая, маленькая, не суть важно. Важно то, что почти декабрь, а я написала всего одну страницу. И то, хорошо. Не хорошо! Потягиваю чай, и сообщаю в блог о том, что с начала декабря тут будут публиковаться четыре главы из моего рассказа, как раз к Рождеству. Как раз про рождественское чудо. Потому что, холодно. А вот книги, и чудеса вместе с чаем, они согревают. Поэтому, переходя от слов к делу, пусть вас согреет эта первая глава “Рождественского чуда Клэр”.

Рождественское чудо Клэр

Глава 1

Если бы действие происходило в фильме, на заднем плане непременно бы звучала трогательная музыка, а на ресницах актрисы дрожала бы еще более трогательная, но наигранная слеза. К сожалению ли… Только в жизни слезы, самые что ни на есть настоящие. 

***

С крыши многоэтажного дома можно было наблюдать рассвет, или закат, или день, смотря что вам больше нравится. Ей больше нравился рассвет. Это было какое-то чувство превосходства в том, что пока большая часть населения еще нежилась в кроватях она уже ловко взбиралась на чердак, вытаскивала из кармана джинс копию ключа, отпирала старую дверь, и оттуда уже карабкалась по ржавеющей лестнице на крышу. Вид открывался….ну как вам сказать. Вы когда-то смотрели на что-то и понимали, что язык беден настолько, что соберись вы кому-то рассказать о том, что наблюдаете каждое утро, история была бы суха и безлика, как опавший дубовый лист? Город спал, фонари еще горели, оставляя в воздухе дрожащие дорожки света перед тем, как погаснуть не пытаясь противостоять солнечному дню. Занимался рассвет. Океан цветов оттенка розового и лилового окутывал здания, голые деревья, и маленькую фигуру закутанную в плед, сидевшую на краю крыши. В потертых джинсах, черном свитере и жилете, на руках держащих термос с черным кофе, надеты варежки с какой-то нелепой нашивкой. Варежки не только защищали от холода, они еще заботливо смахивали слезы, пока те не замерзли на ресницах в холодное декабрьское утро.

***

Она заглянула в кафе. 

- Привет, как обычно. Спасибо. 

Завешанная объявлениями доска на стене у барной стойки выглядела настолько уныло, что ей захотелось зевать. Объявление о уроках йоги. Рождественский концерт. Спасем зоопарк. А кто меня то спасет? Пропал человек. Они постоянно пропадают в этом городе. Ну правда, сколько можно? Интересно, что же все таки происходит. Последнее время только и видны объявления о пропавших…

- Твой кофе, принцесса.
- Не надо. Я давно уже так себя не чувствую.

Солнечный луч упал на чашку кофе, и красиво его позолотил. 

- Ты - кто ты есть. И, неважно, совсем неважно, как ты себя чувствуешь.

Корица ровным слоем легла на пенку.

- Ведь достоинство проявляется именно в трудную минуту.

- Спасибо. Хорошего дня.

***

Приближался декабрь. И, его приближение чувствовалось острее с каждой холодной ночью, с каждой застывшей лужей, на которых то и дело поскальзывались каблуки, ботинки, и туфли. Клэр никогда не поскальзывалась. По крайней мере этой зимой. Она непрестанно смотрела под ноги, потому что с момента, как ее выгнали с позором из художественной академии, все мечты стать художником, снегом накрылись. Снегом, и колючим дождем в придачу. Вот после этого она и не смотрела прохожим в глаза. Мир просто должен забыть о ее существовании. Однако, были и плюсы в этой ситуации. Клэр видит весь этот мир с крыши, а с высоты все намного лучше, теплее и дружелюбнее. С земли никто не может распоряжаться ее жизнью заявляя то, что таланта-то у нее как не было, так и нет. С такими противоречивыми мыслями Клэр взбиралась по старой ржавеющей лестнице, на свое неизменное убежище. Рюкзак за плечам, с тонной эскизов, которым была уготована судьба, быть прахом развеянными над просыпающемся городом, тянул вниз, но Клэр наполненная решимостью покончить с мечтами сделала последний шаг, и… на крыше уже кто-то был. Бомжей мне еще тут не хватало…Это мое, мое место! В сердцах воскликнула девушка. “Бомж” обернулся на шаги позади него. Пару секунд они смотрели друг на друга. Старик носил старое, но чистое пальто, шерстяной берет на редких волосах, и огромные рукавицы. Глаза, казалось не переставали щурится, а вот в насмешке или в иронии Клэр понять не могла. Жизнь в большом, и криминальном городе научила ее не доверять ни старым, ни молодым. Но, старик улыбнулся, и отвернувшись, словно не пытаясь ворваться в ее личное пространство продолжил смотреть на город. Город проснулся. Фонари потухли, машины наполнили центр. Люди бежали, кутаясь в шарфы, надвигая шапки на самые брови. Люди покупали кофе. Люди бежали за мечтами. Или от них. Или совсем забыли про мечты. Или просто были слишком заняты. Пошел снег. Заканчивался год. 

Нет, я не могу рвать свои рисунки, пока он тут… Тем более, я его уже где-то видела. Волны раздражения накатывали на Клэр. Что мне теперь делать? Он сломал мне всю решимость. Теперь опять, недели две придется себя настраивать на то, чтобы это сделать. Но я должна! Должна с ними распрощаться. 

Девушка, откинула полосатый шарф и собралась уходить, как вдруг в памяти всплыло фото из кофейни. Так вот откуда его лицо так знакомо!  Ну это уже слишком. Пропавший старик. Интересно, сколько полиция заплатит за такую информацию? Клэр решила набраться смелости, спросить старика откуда он тут взялся, и высказать ему правду о том, что его между прочим кто-то ищет. 

- Извините! 

- Да.

Глаза обернувшегося старика сверкали. 

Что с ним не так, чему он так рад? Аж раздражает…

- Извините, что отвлекаю от созерцания горизонтов, но я видела ваше фото в поиске о пропавших людях… Не то чтобы это мое дело, но возможно кто-то вас ищет, и сейчас нуждается в этой информации?

Старик улыбнулся. Улыбнулся очень тепло и приветливо, как давно ей никто не улыбался. Клэр невольно улыбнулась в ответ.

- Благодарю. Но уверяю, меня никто не ищет. У меня нет семьи. Мои друзья разбросаны по миру, а я… Я просто решил жить. Только вот в больнице, куда меня заперли, никто не хочет портить репутацию сбежавшим пациентом, вот они и расклеили объявления.

Сумасшедший что-ли?

- Я не сумасшедший. 

Старик словно прочитал ее мысли. 

- Я художник.

- Хм, одно другому не мешает. 

Хмыкнула Клэр, и тут же пожалела о своих словах.

- Простите, я не имела в виду…

- Я знаю. Я тоже часто думаю вслух. 

Старик почти смеялся. 

- Чем вы занимаетесь милая барышня?

Не ваше дело!

- Я тоже художник. Была. Ну вернее собиралась стать. Как оказалось у меня то и таланта нет.

- Талант…каждый раз, когда я слышу подобное, напоминаю о том, что Диснея уволили с киностудии за отсутствие идей, а у Эйнштейна была тройка по физике. Талант - понятие относительное. В нем есть что-то такое, неотъемлемое от веры. Крепкой веры в то, что этот талант у тебя есть. 

- В ваших словах, простите, нет ни капли здравого смысла. 

Если бы мама не воспитала в Клэр уважительное отношение к старшим, старику пришлось бы выслушать не мало, о мнении разозленной на весь мир, замерзшей и глубоко обиженной девушки.

- У меня дела. Хорошего вам вечера.

- Помните, главное верить.

Старик наклонил голову.

Какой-то он странный. Надеюсь вечером его тут не будет, думала Клэр, но уходя, не оборачиваясь, все еще чувствовала взгляд веселых глаз.